Logo

Получить консультацию

За инфоцыгана – ответишь! Спор о защите деловой репутации на примере дела по иску Аяза Шабутдинова к Ковалеву Андрею

4 Ноябрь 2020


К инфобизнесу можно относиться по-разному, но нельзя не отметить, что негатива в сети в отношении предпринимателей, которые продают различные инфопродукты, более чем достаточно.

Ютуб периодически подкидывает в рекомендации видеролики, авторы которых занимаются расследованием деятельности очередного коуча, психолога, колдуна или бизнес-тренера и пр. Содержание таких роликов, как правило, сводится к эмоциональному выражению мнения автора о личностных характеристиках героя расследования, описанию расстройств и нравственных переживаний от конфликта ожиданий потребителей услуг, а также мнениям людей, которые обратились за оказанием услуг к тому или иному предпринимателю.

Надо отдать должное – не всегда качественные видео, с набором, как правило, голословных утверждений иногда набирают много просмотров и, как следствие, могут повлиять на конверсию в продажи для героя расследования.

Не берусь разбираться в причинах нелюбви интернет-разоблачителей к информационным продуктам, меня интересует, в первую очередь, судебная практика по защите деловой репутации, поскольку в последнее время участились случаи обращения с целью удаления негатива из сети.

Спор по иску Аяза Шабутдинова (aka Like)  к Андрею Ковалеву (aka Ассенизатор)

Пару лет назад в информационном поле появился некий миллиардер Андрей Ковалев, который посредством различных соцсетей с завидным постоянством начал делиться своим мнением по поводу деятельности ряда бизнесменов, в том числе бизнес-тренеров.

Риторика Ковалева Андрея, на мой взгляд, достаточно ущербна, сводится к тому, что все бизнес-тренеры прыщавые жулики, а он волчара-предприниматель, красавчик и вообще русский Трамп (имеется в виду запредельные предпринимательские способности самого Ковалева).

Надо отметить, что у Ковалева Андрея есть последователи и для определенного круга лиц он является авторитетом мнений.

Ковалев А.А. не стесняется в выражениях, когда речь заходит о таких предпринимателях как Аяз Шабутдинов, Дмитрий Портнягин, Алексей Локонцев и пр. Есть еще несколько, но эти его любимые, судя по содержанию его обращений к своим подписчикам. Признаться честно, из того что я видел у меня сложилось впечатление, что с именами этими Ковалев ложится, с именами этими он встает, ну а в промежутке предлагает в аренду домики в своей усадьбе, причем и тут может ввернуть про своих оппонентов, указав, что деньги непременно надо нести за аренду домиков, но не «всяким инфоцыганам».

Выбор для анализа именно спора по иску Аяза Шабутдинова определен тем, что на нем можно наглядно продемонстрировать типичные сложности, с которыми может столкнуться юрист при подаче в суд заявления о защите деловой репутации, а также тактических ошибках.

Не могу сказать, чем руководствовались юристы Аяза Шабутдинова, когда разрабатывали стратегию защиты деловой репутации, но очевидно, что затраченные ресурсы и результат явно несоразмерны.

Ошибка № 1 – Необоснование отнесения спора к юрисдикции арбитражного суда, как вытекающего из сферы предпринимательской деятельности.

Так изначально исковое заявление было возвращено без рассмотрения (Дело № А40-189168/19-12-1483), поскольку из его содержания не следовало, что спор подсуден арбитражному суду, иск был подан от имени физлица к физлицу, как указано в определении «предмет спора не связан с осуществлением Ковалевым А.А. предпринимательской и иной экономической деятельности, не имеет экономического содержания».

Ошибка стоила Аязу месяц времени и рюкзачек новых насмешек со стороны Ковалева А.А. по поводу компетентности его юристов, новые охваты негатива по поводу данного инфоповода.

Какой вывод можно сделать из данной ошибки – обращаясь в суд за защитой деловой репутации необходимо отдельное внимание уделить внимание тому, что данный спор относится к юрисдикции арбитражного суда, обосновать связь с осуществлением предпринимательской деятельностью

После того, как обстоятельства, послужившие основанием для оставления иска без рассмотрения были устранены в арбитражный суд было подано новое исковое заявление (дело № А40-217450/19-110-1798).

В новом исковом заявлении уже в обоснование заявленных требований истец указывает, что одним из основных видов деятельности Шабутдинова А.Р. является стратегическое управление ООО «Группа компаний Лайк», которая занимается бизнес курсами, организацией лекций для начинающих бизнесменов, интенсивным обучением, кроме стратегического управления Шабутдинов А.Р. лично проводит лекции и выступления, интенсивные занятия и семинары, в том числе в рамках осуществления предпринимательской деятельности в качестве индивидуального предпринимателя.

Позиция Аяза Шабутдинова

Полное содержание заявленных требований мы не узнаем, поскольку исковые требования удовлетворены частично, а как были сформулированы неудовлетворенные требования ни в мотивировочной, ни в резолютивной части решения не указано.

Итак, как следует из решения суда, А.Шабутдинов сослался на то, что ответчик в своих видеороликах, размещенных в сети ВКонтакте в оскорбительной и нецензурной форме высказался об истце, порочит честь, достоинство и деловую репутацию истца в сфере предпринимательской деятельности, дополняя видеообращение письменным текстом, который и стал предметом спора, что достаточно странно.

Содержание самих видеороликов в мотивировочной части не приводится, поскольку, по всей видимости, сведения, содержащиеся в них, не стали предметом разбирательства.

Между тем, в самом видеоролике также присутствовал ряд утверждений, которые можно было признать не соответствующими действительности. Так А. Ковалев утверждает в видеоролике, что А. Шабутдинов:

– «является прыщавым малышом, которому никогда не давали девушки» (тут, конечно, поражаются честь и достоинство, а не деловая репутация);

– «на папины денежки создал несколько убыточных бизнесов, Лайк-хостел, Лайк-кофе, всякая хрень»;

– «нашел золотую нишу в инфоцыганстве, тут он во всю свою мошенническую натуру развернулся, облапошивает молодежь миллионами»;

– «не подал налоговую декларацию».

Еще раз обращу внимание, истец указал, что его оскорбляют сделанные в видеоролике в нецензурной форме обращения А. Ковалева, но он не просил признать сведения, содержащиеся в ролике не соответствующими действительсности.

В предмет спора легли описания к видеороликами, содержание следующие фразы и слова «Аяз Шабутдинов – это инфоцыган, мошенник и аферист!!!», «АФЕРИСТ», «ИНФОЦЫГАН», «ОБМАНЫВАЮ ЛЮДЕЙ».

Вот собственно сами посты:

Защита деловой репутации Аяз

Суд Аяз Ассенизатор

 

В обоснование доводов истец указал, что Ответчик распространяет сведения, содержащиеся в вышеприведенных публикациях в сети ВКонтакте, согласно которым Истец является аферистом и мошенником, в связи с чем бизнес Истца становится менее привлекательным, начинает вызывать сомнения, дискредитируется, и как следствие – сокращается количество лиц, желающих обучаться у Истца, иметь с ним дело, сотрудничать с ним. Указанное сказывается на продажах Истца, на его заработке и будущих перспективах как предпринимателя и бизнесмена. Помимо прямого ущерба и создания негативного фона, вреда бизнес-репутации Истца, клевета, со стороны Ответчика наносит Истцу и членам его семьи моральный вред и страдания.

Ошибка 2 – Оставление на усмотрение суда установления факта распространения сведений ответчиком.

Когда оспаривается информация, распространяемая посредством видеороликов, на которых видно, кто конкретно говорит, большой соблазн не заморачиваться с закреплением факта распространения информации именно ответчиком. Ну действительно, вот на видео ответчик, вот он говорит, чего еще надо?

Но есть нюансы. Например, в данном случае оспаривалось содержание информации на конкретном сайте, в соцсети ВКонтакте. А. Ковалев мог, например, сказать, что на видео действительно изображен он, при этом видео вырвано из контекста, из него удалено указание на то, что все сказанное является его личным, оценочным субъективным мнением, да вообще предположением (обращу внимание, что по сути отсутствие таких указаний на оценочность и повлияло на вывод суда при принятии решения).

При этом сам текст, по поводу которого у истца есть претензии, не соответствует аудиодорожке к видео и сделано неустановленным лицом.

А. Ковалев мог настаивать на том, что он не является администратором аккаунта, на котором размещено видео, не может влиять на содержание страницы. Как доказать обратное, учитывая, что для создания аккаунта не надо проходить авторизацию и любой человек может завести аккаунт любого человека в соцсетях?

Надо отметить, что факт распространения сведений Ковалевым А.А. не оспаривался, а из мотивировочной части мы не узнаем каким образом суд установил факт распространения сведений, в каком виде истцом были представлены спорные видеоролики в материалы дела.

 Позиция Ковалева А.А.

Ковалев А.А. возражал против заявленных требований, полагая, что распространенные в публикациях сведения являются его субъективным мнением.

Иные доводы А. Ковалева в мотивировочной части решения не приведены, соответственно и оценить их не представляется возможным, между тем суд посчитал, что А. Коволев не доказал обстоятельства, на которые ссылается в обоснование своих доводов.

При этом, согласитесь, указанные мной выше доводы о том, что в материалах дела нет и не может быть доказательств того, что именно А. Ковалев разместил на сайте ВКонтакте спорный текст достаточно убедительный.

В отношении видеороликов никаких требований истцом не заявлено, в отношении текста истцом не доказан имеющий значения для дела факт того, что именно ответчиком распространена информация в отношении истца.

Не будь как юристы А. Ковалева – указывайте на все обстоятельства, имеющие значение для дела и не доказанные истцом.

 Решение суда

К мотивировочной части решения у меня вообще много вопросов, при всем моем уважении к Мищенко Анне Валерьевне, рассмотревшей дело.

Как следует из опубликованных в картотеке арбитражных дел документов (решения и промежуточных определений) А. Шабутдинов обратился в суд с иском о защите деловой репутации.

Напомню, что ст. 152 ГК РФ предусмотрены следующие механизмы защиты деловой репутации:

а) потребовать опровержения;

б) потребовать удаления информации;

в) потребовать возмещения убытков, причиненных таким распространением.

Вышеуказанные требования подлежат удовлетворению только если суд установит ряд имеющих значение для дела обстоятельств:

1) факт распространения ответчиком сведений об истце

2) порочащий характер этих сведений

3) несоответствие сведений действительности. При этом не соответствующими действительности могут быть только утверждения о фактах или событиях (соответственно не могут быть предположения, оценочные суждения и мнения)

С доказыванием факта распространения ответчиком сведений мы разобрались – А. Ковалев не возражал против того, что именно он распространил спорные текста в качестве описания к видеороликам.

Что касается порочащего характера описаний к видео и проверки на соответствие информации действительности, у суда трудностей не возникло.

Суд шаблонно указал, что высказывания «мошенник» и «аферист» имеют общеизвестный негативный смысл, означают, что лицо является нарушителем закона в сфере экономической деятельности, против собственности. В свою очередь, Ковалев А.А. доказательств совершения А.Шабутдиновым в суд не представил.

Полагаю, некоторым моим читателем будет интересно к какому выводу суд пришел в части слова «инфоцыган».

Суд указал, что смысл слово «инфоцыган» – информационный мошенник, информационный аферист, приравнивает указанное выражение к выражениям «мошенник», «аферист» (в информационной среде).

При этом суд принял во внимание разъяснения, содержащиеся в представленном истцом заключении специалиста в области лингвистического исследования со ссылкой на интернет-источники, согласно которого «Инфоцыгане – некоторая совокупность личностей, цель которых точно такая же, как у стереотипных цыган с местного рынка. Цель – вытащить деньги из твоего кармана и положить в свой обманным путем», иными словами – информационный аферист, информационный мошенник».

Так что, дорогие мои бизнес-тренеры, которые читают настоящую статью, знайте – если вас назвали инфоцыганом, то это не про красные рубахи, кони, гадание и золотые зубы, а про информационное мошенничество, можете оскорбляться и приходить ко мне, чтобы мы вместе отстояли ваше доброе имя.

Далее суд указывает, что «порочащий характер данных высказываний также подтвержден в судебном заседании, поскольку они содержат утверждения о нарушении истцом действующего уголовного законодательства, совершении нечестного поступка, неэтичном, аморальном поведении. Порочащий характер данных высказываний является общеизвестным».

Что касается вывода суда о том, что распространенные сведения не соответствуют действительности, то, соглашаясь в целом с выводом, я нахожу изложенное в решении суда обоснование не достаточно обоснованным по следующей причине.

Как уже писал выше, не соответствующими действительности могут быть только утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения.

В соответствии со ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст. 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности (См. п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 24.02.2005 № 3).

Суд и в данном споре (как и в споре Мираторга и Данона) взял на себя роль лингвиста и филолога и посчитал, что высказывания сделаны в форме утверждения.

Ошибка № 3 – не прикладывать в материалы дела заключение лингвиста

Представляется достаточно самонадеянным со стороны юристов оставлять на усмотрение суда принятие решения по поводу отнесения того или иного высказывания к утверждению или мнению.

Не будь как юристы Аяза Шабутдинова – сделай перед обращением в суд заключение специалиста, поставив перед ним, помимо прочего, вопрос «В какой форме распространены сведения в отношении [истец]?».

В отсутствии заключения лингвиста в решение суда легли достаточно странные формулировки. Так суд в обоснование своей позиции, что информация в отношении А.Шабутдинова распространена в форме утверждения, указывает, что «высказывания ответчика сопровождаются в конце множественными восклицаниями (три восклицательных знака), то есть являются усиленным утверждением». Тут у меня, как не специалиста, возникает вопрос, а что это за «усиленные утверждения», если восклицательный знак будет один, повлияет ли это на решение суда, станет ли информация мнением или предположением, если восклицательного знака не будет?

Также в обоснование позиции о том, что информация распространена в форме утверждения, как я писал выше, суд указал на то, что в описании к видео отсутствует указание на то, что данные высказывания являются предположением, личным мнением ответчика.

Очевидно, что мотивировочная часть решения дает лишь частичное представление о содержании процессуальных документов, представленных сторонами, а также доводов, приведенных в обосновании позиций сторон. Так, судя по тексту решения, суд анализировал содержание неких публикаций в Инстаграм и «в сети «Контакте»». Не понятно зачем суд анализировал публикации в Инстаграме, при том, что истец, судя по содержанию требований, изложенных выше по тексту решения, не заявлял претензий к публикациям в Инстаграме.

В итоге суд признал не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию ИП Шабутдинова А.Р. сведения, размещенные в сети ВКонтакте [в решении приведены URLы конкретных постов] в виде текста «Аяз Шабутдинов-это инфоцыган, мошенник и аферист!!!», «Аферист», «Инфоцыган», «Обманываю людей».

Вообще не понятное решение, в том плане, что как можно признать не соответствующим действительности сведения в отношении текста «Аферист», «Инфоцыган» и «Обманываю людей» без указания на то, что эта информация не соответствует действительности в отношении конкретного лица.

Ошибка № 4 – неправильное формулирование требований

Бесполезное решение суда

Почему на выходе состоявшееся решение по большому счету бесполезное для Аяза?

1) суд удовлетворил требования Аяза исключительно в части признания некоторых фраз из текстового описания к видеороликам, к самому содержанию роликов никаких требований, видимо не было, а суд не может выходить за рамки заявленных требований.

2) Фактически Ковалеву А. можно ничего не делать, поскольку в решении отсутствует указание на необходимость удалить что-либо. А если бы юристы А. Шабутдинова попросили суд обязать удалить порочащие сведения, то Ковалеву А. достаточно просто удалить из описания к видео признанные несоответствующими действительности формулировки, а само видео не трогать.

Нет механизма заставить Ковалева А. удалять спорные посты. С большой долей вероятности ВКонтакте удалит спорные публикации после получения этого неудачного решения суда, поскольку там имеется совокупность ссылок на посты и формулировка «признать не соответствующей действительности».

При этом если на момент получения администрацией ВКонтакте решения суда из описания к видео спорные формулировки будут удалены, то формально у ВКонтакте не будет основания для удаления поста целиком.

3) Оспариваемые истцом посты имеют достаточно небольшие охваты, при этом сведения о том, что А. Шабутдинов обманывает людей распространяются в большом количестве пабликов и каналов на Ютубе. Очевидно, что рассматриваемое решение не решает репутационные проблемы А. Шабутдинова вообще никак.

 

По традиции: критикуешь – предлагай.

На примере данного дела, если бы ко мне обратился А. Шабутдинов, я бы просил суд признать не соответствующей действительности информацию, порочащей деловую репутацию А. Шабутдинова о том, что он является инфоцыганом, мошенником, а также о том, что он обманывает людей, выраженную в соответствующих фразах и соответствующих публикациях.

Таким образом можно было бы требовать от владельцев всех ресурсов, на которых распространяется аналогичная информация, – удалить посты и видеоролики, а в случае отказа настаивать на удалении их из выдачи поисковиков, либо включения в реестр запрещенной информации и блокировки Роскомнадзором.

Ну и, конечно, надо было обосновать и потребовать компенсацию причиненного ущерба. Да, это могли быть не запредельные суммы, но тысяч на 100 000 руб. точно можно было бы рассчитывать, для Ковалева А.А. это может и не много, но для кучи других школьников-блогеров вполне ощутимая сумма, которой можно оперировать при досудебном урегулировании спора и хороший предмет для торга с целью удаления негативных публикаций.

Если бы информация распространялась только в социальных сетях, я бы вовсе не стал бы привлекать к рассмотрению ответчика, а ограничился бы установлением юридического факта (А. Шабутдинову это сэкономило бы год минимум).

 

На дату публикации настоящей статьи решение в законную силу не вступило, поскольку Ковалев А.А. не согласился с состоявшимся решением и подал апелляционную жалобу.

2 Комментариев
  1. Иван:

    Аяз молодец! Ковалев, кстати, после победы Аяза молчит:)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Публикации по арбитражной практике Мугина А.С.

Получите консультацию прямо сейчас!

Заказать обратный звонок



close